Ближе к природе ... Жизнь и история биологического кружка «ВООП»
 Главная  Персоналии  Мемориал  История  Библиотека  Личный кабинет 

Стопалов Виктор Сергеевич


Дата рождения: 1954-02-12
Место рождения: Москва
Дата смерти: 1979-09-03
Место захоронения: пос. Пароват, Шурышкарского района, Ямало-Ненецкого автономного округа. На нижней Оби.
Кружковое имя: (Витюша)

Воспоминания и рассказы

Учитель нравственности — Витя Стопалов

Среди моих кружковских ровесников нет человека, кто не знает Витюшу Стопалова.
Я пришла на ВООП в 1968 году. На занятиях в Дарвиновском музее собиралось очень много народу, весь огромный экспозиционный зал первого этажа заполняли сидящие на стульях кружковцы, если не хватало стульев, сидели на бортиках, кое-кто стояли сзади и слушали Петра Петровича. Некоторые тихо выходили в маленький «предбанник», к «чёрному входу» в музей — старшие покурить, остальные постоять, потрепаться, послушать других.
Среди кружковцев были разные и очень интересные люди — много читающие, интересующиеся, с большим кругозором, эрудированные, хорошо развитые, с грамотной речью и чувством юмора. Там я впервые увидела Витюшу, он что-то рассказывал, а стоявшие вокруг со смехом и удовольствием его слушали. А рассказывал он необыкновенно — с такой живой мимикой и жестикуляцией, что все вокруг хохотали без остановки. По его выразительному подвижному лицу можно было представить все и всех, о ком говорил. Смело скажу, что за всю жизнь, более живого и необыкновенного рассказчика я не встречала.
Тогда я помню, как сидела на занятиях, а в перерывах старалась попасть туда, где в компании стоял Витюша, потому что всегда говорил он, и этого было достаточно, чтобы испытать восторг и восхищение им и его рассказами. Не хочу вспоминать ни одной его истории, потому что в пересказе всё кажется обычным и мало интересным, только от него любая история становилась:« Ах!» И хотелось слушать ещё и ещё.
Вспомню урок, который преподал нашей маленькой компании Витюша по поводу «лаханкизма». Не знаю, откуда взялся этот термин и существовал ли он в других компаниях, но у нас он означал «нехорошее поведение отдельного индивида, который прятался от компании и в одиночку поедал любую пищу, без дележки со всеми».
Дело было так: на осенние каникулы году в 1969-70 мы (Вадим Авданин, Инна Дворецкая, Елена Волчецкая, ещё кто-то и я) поехали в ПТЗ. Петр Петрович попросил старших кружковцев Асю Авилову и Васю Малыгина «попасти» нас, провести занятия на выезде. Расположились мы в комнате какого-то большого бревенчатого дома (наверное, общежития?). По соседству остановились ребята из КЮБЗа. Мы целыми днями уходили на маршруты, помню — искали, считали, проверяли дуплянки по просекам и кварталкам, записывали в дневники данные о содержимом дуплянок, несколько раз натыкались на орешниковую соню (я её так хорошо запомнила потому, что увидела и узнала о существовании такого зверька впервые). Вечерами усталые, вымотанные, вымокшие приходили в дом, занимались записями, едой, болтовней, пели песни и играли в разные игры. За стенкой так же развлекались КЮБЗисты. Мы с любопытством друг на друга поглядывали, но каких-то дружеских контактов не заводили.
Помню, мне очень понравился мальчик — Боря Кланк, я старалась крутиться и попадаться ему на глаза с мыслью, а вдруг удастся познакомиться? Но знакомства не состоялось и больше я его не встречала.
И вот через несколько дней такой юннатской жизни приехали наши старшие кружковцы, среди них Витюша. Понятно, что наше времяпровождение значительно оживилось, особенно по вечерам, когда старшие приняли и присоединили нас к своим играм, шарадам, беседам и рассказам. Они с утра до вечера тоже уходили по своим маршрутам и заданиям. Однажды, мы долго ходили по лесу, устали больше обычного, пришли в своё «логово» и завалились на спальники. Каждый схватил с общего стола какие-то куски еды, быстро поели, запили и продолжили валяться, болтать уже лёжа.
В это время вернулись старшие — уставшие, голодные, агрессивные, промокшие. Витюша спросил — ели ли мы? Ничего не подозревая, мы отвечали, что да, конечно, все попили и пожевали то, что было на общем столе и теперь вот лежим—отдыхаем.
Вот тут всё и началось! Витюша, вначале назвал нас лаханкистами, а потом объяснил, что в любой экспедиции есть неписаный закон: тот, кто пришёл первым, должен приготовить горячий чай и еду на всех и ждать, а не жрать вперёд всех! А для закрепления знаний, старшими было решено нас высечь.
Посечение, в то время, было обычным, нравоучительным ритуалом в традициях кружка. Секли не часто, но, достойные для посечения и провинившиеся в чем-либо «товарищи», время от времени, находились, а прилюдное посечение служило хорошим уроком для всей остальной «молодежи» по усвоению правил «приличного» поведения в кружке.
Старшие, принялись нас отлавливать, по одному растягивать за ноги и за руки между собой и, по прикрытому заду, проходиться ремнём. Понятно, что мы сопротивлялись, бегали, визжали, смеялись, пытались вырваться, но всё равно были изловлены и высечены Витюшиными руками. Конечно, производимый шум привлёк внимание соседей — КЮБЗисты пришли в нашу комнату, веселились и сопровождали наблюдаемую экзекуцию своими комментариями. Это ещё больше усилило чувство вины, неловкости и стыда перед ровесниками. Так что моя «любовь» тут же и кончилась на фоне такого неудобства.
Зато — эта порка, у каждого из нашей компании в кружке, была единственной, наверное, больше, поводов мы не давали. Навсегда сформировалась привычка ждать и готовить для всех, а не садиться есть вперёд всех, — вот так родилось чувство настоящего коллективизма, которое пригодилось в последующих экспедициях, выездах, да и во всей жизни.
Эти навыки было невозможно получить от родителей — дома мы были детьми-эгоистами, а вот кружковские уроки приобретались в полевых условиях, от уважаемых нами старших товарищей и запоминались навсегда.
Витюши давно нет с нами, случилась беда, он погиб совсем молодым. Думаю, что все его часто вспоминают. Такие люди оставляют о себе память всем, потом живущим, уже без него.

Татьяна Гудим 20.02.2017

© Биологический кружок ВООП 1950 — 2018