Ближе к природе ... Жизнь и история биологического кружка «ВООП»
 Главная  Персоналии  История  Библиотека  Личный кабинет 

Страницы памяти

Великий учитель

Николай Шаров
Путешественник, знаток Таиланда и сопредельных территорий, Николай Шаров.
Иногда, правда, очень редко, рождаются уникальные люди, которые оставляют след во многих последующих поколениях. По-видимому, такие люди рождаются один раз в этой вселенной. Таким человеком был Гаутама, которого мы знаем как Будда Шакьямуни. По его словам, он был не бог, а сын обыкновенного человека. А все, что он знает, достиг своим умом. Это был Великий Учитель.
Почти через 2500 лет родился другой, без преувеличения, великий человек, Великий Учитель, Петр Петрович Смолин. Так же, как и Будда, он многое постиг своим умом. Не только в биологии, но и в жизни. Не имея официального образования, если не считать один курс Московского Университета, он обладал глубокими знаниями. И эти знания, также, как и Будда, бескорыстно передавал людям.
Те, кто бывал в комнатке коммунальной квартиры Петра Петровича, помнят его непритязательность в быту, консервные банки из-под бычков и тушенки, стоящие в самых неожиданных местах. А вместе с тем, лежащие там и сям записи, заметки, книги. И верно, не до устройства быта. Надо успеть передать знания людям, успеть воспитать настоящих людей и ученых. Будда, также как и Петр Петрович, был непритязателен в быту, полагая, что привязанности к быту мешают постигать истину и передавать свои знания и опыт другим людям. И это люди, родившиеся один в купеческой, а другой в княжеской семьях. Решив служить человечеству, они служили ему до конца, отдавая себя без остатка.
И еще в одном были схожи Будда Шакьямуни и Петр Петрович Смолин. Будда говорил, что он может научить тому, что знает сам, лишь того человека, который хочет учиться у него. А если какой-то человек не хочет учиться, он может только пожалеть такого человека, но заставить его учиться не может. Также и Петр Петрович не заставлял учиться, полагая, что люди сами должны дозреть до этого. А тех, кто так и не дозрел, можно только пожалеть.
Когда разрушится эта Вселенная (а разрушится она, согласно буддистской космологии, из-за негативного влияния отрицательной кармы человечества, иными словами, человек сам разрушит Вселенную), должна образоваться новая Вселенная. В этой новой Вселенной родится уже другой Будда, так как Будда Шакьямуни перешел в нирвану и закончил циклы перерождений. А вот кем будет Петр Петрович в новой вселенной, в каком воплощении? Будем надеяться, что это будет такой же бескорыстный деятельный Учитель!

Николай Шаров 13.01.2017

О ППС

Алла Авилова
Филолог, публицист, писатель Алла Авилова - ныне живет в Амстердаме. В 1960-е годы отправилась одна на Индигирку за розовыми чайками. Шкурки привезенных птиц хранятся в Дарвинском музее.
Я жила рядом со школой 109 на Мосфильмовской улице. Когда в 60-ые годы ввели производственное обучение для старшеклассников, там появился класс, где готовили лаборантов-биологов. Я стала в нем учиться.
Особенностью этого класса было то, что «местных» в нем было мало. Большинство учеников приезжало из разных районов Москвы, что для школ того времени было необычно. Необычно было и то, что эти ученики знали друг друга. Они держались вместе, обменивались словами и шутками, смысл которых был понятен только им самим, и часто говорили о каких-то совместных «выездах». Это были «вооповцы», и ездили они все время в Приокско-Террасный заповедник.
Я воспринимала их как экзотическое племя. У этого племени был вождь: ПэПээС. Сначала я думала, что это какое-то нездешнее имя, но оказалось, что вождя звали Петр Петрович Смолин. Я увидела его позже, и только мельком: доброе лицо старца, борода, беретка. Внешность не экзотическая, но для тогдашней Москвы – редкая. Поскольку я о ППС много слышала, то он стал и для меня человеком-легендой.
И это благодаря общению с его «племенем» у меня появилась не только идея отправиться одной в летние каникулы на Индигирку, чтобы увидеть в ее устье розовых чаек, но и решимость осуществить этот сумасшедший план. Это путешествие для меня много значит, и вместе с ним – ППС и его «племя».

Алла Авилова 10.01.2017

Петр Петрович Смолин (ППС)

Как говорится в сказках: "Жил да был ... уникальный человек". Петр Петрович Смолин. Вместо того, чтобы делать собственную научную карьеру, он всю душу и силы отдал детям, видимо, полагая, что от сотен его питомцев проку будет больше.
Проработав много лет в знаменитом Клубе юных биологов зоопарка (КЮБЗ), в 1950 году он основал собственный кружок ВООП, под крылом Всесоюзного общества охраны природы и обосновавшегося в стенах Дарвиновского музея, где Петр Петрович был Главным хранителем.
Его выучениками по праву можно назвать немало широко известных имен: Алексея Владимировича Яблокова, Николая Николаевича Воронцова, Юрия Соломоновича Равкина, Николая Николаевича Дроздова, Юрия Георгиевича Пузаченко и много других, не менее известных, но всех перечислить невозможно. Кроме этого, он воспитал сотни более скромных тружеников науки и охраны природы, в которых воплотились его светлые заповеди. А в тех, кто пошел по иной стезе - в медицину, геологию и многие другие сферы - любовь к природе, принципы этой любви.
Все свое время Петр Петрович, или как любовно его звали кружковцы - ППС, отдавал нам, его воспитанникам. Занятия проводились с понедельника по пятницу, а в выходные - выезд в природу. Выезды были праздниками. Не по учебникам и книгам ППС учил нас распознавать деревья, кустарники и другие растения, следы животных, встреченных птиц. Для ребят, чьи души жаждали открытий, это была удивительная практическая школа.
Удивительны были и теоретические занятия - ППС в сфере биологии был настоящим энциклопедистом. Мало того, что он увлекательно преподавал прописные биологические истины, он был великолепным рассказчиком, опираясь на свой немалый опыт. Еще одним приемом были выступления старших - уже состоявшихся ученых, которые, любя наставника, были частыми гостями на занятиях. Конечно, нам, детворе, слушая их, хотелось и китов наблюдать, и обследовать луды на Белом море.
Удивительна для тех времен была и дисциплина в кружке. Пришел - садись, никто на тебя не обратит внимания. Понравилось - придешь еще. Хочешь ходи по средам, хочешь по пятницам. Вроде бы и дисциплины никакой, но авторитет ППСа был абсолютен. Стоило нам расшуметься на галерке, как добродушный смешок ППСа: "Соску подарю!" ставил всех шалунов на место.
Результат такой педагогики - его питомцы становились свободными, но очень ответственными людьми. И еще очень важно, что в кружке встречались близкие по духу ребята, становились друзьями, объединялись в дружеские компании, которые уже самостоятельно ездили на выезды и в экспедиции. мне кажется, что такие компании и были костяком кружка. К ним тянулись, им хотели подражать.

В.О. Авданин 18.03.2014

© Биологический кружок ВООП 1950 — 2018